Первосуворовец об офицерах и учителях

Теперь немного об офицерах училища и некоторых преподавателях. Естественно говорить буду о тех, кого хорошо помню и кто был мне по разным причинам ближе.

Изначально нумерация рот начиналась с No.1. Это был восьмой класс. Мы были в шестом и номер нашей роты был 3 и т.д. вниз.
Это потом нумерацию поменяли и самые старшие стали номером 7. Офицеры-воспитатели и офицеры-преподаватели были собраны, как правило, из других суворовских училищ и обладали опытом работы. Очень незначительная часть пришла из армии.

Первым командиром нашей тогда ещё третьей роты был подполковник Романенко. Позже он куда-то перевёлся и на его месте оказался бывший командир первого взвода майор Суровов Юрий Алексеевич. Он и довёл нашу роту до выпуска.

Капитан Лалетин Андрей Афанасьевич, позже- майор, командир нашего второго взвода. После его ухода в действующую армию его заменил капитан Друшляк Владимир Фёдорович, перешедший к нам с кафедры физвоспитания. С ним мы и дошли до выпуска. Может быть Друшляк не обладал поначалу тем опытом работы с детьми, каким обладал Лалетин. Но к тому времени и мы стали старше, а постепенно и он набрался опыта, тем более, что учиться было у кого.

Майор Кульбаков Фёдор Андреевич — командир четвёртого взвода. С первого дня и до выпуска он вёл свой взвод.

В третий взвод пришёл армейский офицер-капитан Потапчук (инициалов не помню), позже он стал майором, но и он не дошёл с нами до выпуска. Здесь чувствовалась его привычка службы в армии, ощущался его армейский жаргон, приводить который здесь я не хочу.

Вспоминая сейчас обо всех, которых, к сожалению уже нет в живых, я всё-таки должен сказать, что это были нормальные люди и хорошие воспитатели. Я в жизни не раз задавал себе вопрос, что было бы со мной, не поступи я в училище? Я ни разу не смог дать на него ответ. Не знаю! С точки зрения учёбы у меня не было проблем ни в школе , ни в училище. Отец, командир взвода противотанковых ружей, погиб под Сталинградом, мать целый день на работе, а я целый день на улице. Кем бы вырос — не знаю. Я был за многое благодарен училищу и пишу это не ради красного словца. Меня и ругали в училище, и наказывали, но жизнь связала меня со многими офицерами до конца будем говорить их жизни.

Не могу не вспомнить наших первых преподавателей. Я только приношу свои извинения, что не помню имена и отчества всех, т.к. они были военные, а к военным обращались по званию, поэтому на слуху крепко не засели их инициалы. Преподаватель математики Мозговой, позже перешёл в Московское СВУ, а заменил его начальник кафедры математики подполковник Мурзов Иван Матвеевич. Учителя от бога.

Побольше бы таких во всех школах. Подполковник Чумаков Валентин Степанович — преподаватель русского языка и литературы.
Эрудит в своей области до мозга костей. Мы иногда пытались его поймать на чём — нибудь. Каждый откапывал в словаре заранее какое-нибудь «дикое» слово и с начала урока начинали ему задавать вопросы, выясняя, что это слово обозначает. Вторая цель здесь преследовалась немного подсорвать урок. Он это понимал, но ни разу не было такого, чтобы он не смог ответить и всегда отвечал на все вопросы. Это даже для нас превратилось в какую-то игру.

Преподаватели географии капитан Ипатенков, позже его сменил подполковник Ромашко. Оба объездили всю страну, много видели, много знали, тем более, что первый был мастером спорта по автогонкам и с географией был в ладах. От них узнавали много интересного того, чего нет в учебнике.

Преподаватель химии — подполковник Железкин, довёл нас до выпуска. Позже я с ним встречался в Белгосуниверситете на кафедре химии.

Преподаватель физики — подполковник Володин Сергей Никитич, учитель от души, умел и хорошо объяснить, и опыты интересно поставить. Дошли с ним до выпуска.

С особым теплом и благодарностью вспоминаю нашего преподавателя черчения и рисования Борозну Октябрину Александровну. Почему? Да потому, что всё то, чему я научился в этом кабинете, мне потом очень пригодилось в жизни. Я не могу это сказать обо всех моих одноклассниках, но для меня, для Канюка В.И., для Преснакова Г.П. это был особый мир. У нас был ключ от кабинета рисования, а порисовать там было что. Мы закрывались там после отбоя и рисовали, пока нас не обнаружит дежурный по училищу, свет выдавал над дверью. Позже, когда всё перерисовали, мы с Канюка В.И. записались в студию при Доме офицеров, немного походили туда, но вошли в противоречие с кафедрой физкультуры. В воскресение у нас дневной рисунок на природе, а в училище кросс тоже на природе. Пришлось бросить.

Не помню фамилий женщин-преподавателей ботаники, биологии, под руководством которых мы засадили весь двор деревьями и кустарниками. Очень к выпуску был двор зелёным. Побывав на 50-летии училища, я не обнаружил эти насаждения, а жаль. Ведь аллею Славы можно было сделать где-то на плацу, под который так же закатали нашу работу-построенный нами стадион.

Особый рассказ я поведу о преподавателе истории-начальнике кафедры истории подполковнике Погребном Петре Яковлевиче. Должен прямо сказать, что это личность незаурядная. С ним мы прошли все 6 лет. Талантливый был педагог! Было время другое, другие были критерии и требования. Но он нас многому научил. Обучал нас, как правильно вести конспект, как правильно построить выступление на уроке. Ведь не зря он был первым оратором в училище. С докладом на всех торжественных мероприятиях всегда выступал Погребной. Иногда на уроки истории он приходил с гитарой и пел романсы или народные, особенно украинские песни, если урок касался темы искусства. Будучи дежурным по училищу, он в свободное после обеда время заходил к нам в роту, садился за пианино, играл и пел. Пытался отдельных ребят научить элементам игры на гитаре. Он же организовал и руководил самодеятельностью роты, довольно неплохой самодеятельностью. На уроках бывало по-разному, но всегда не любил беспорядка и требовал дисциплины. Требования эти были весьма своеобразные. Он всегда приходил на урок с красивой указкой, на которой был выжжен узор и надпись»Дагестан». В тот момент, когда начиналось какое-то движения или разговоры, вдруг раздавался мощнейший удар указкой по столу так, что она иногда разлеталась на куски и коронная фраза, запавшая всем в память:»Что, второй взвод-мерзавцы, кашу жрать любите, а историю учить кто будет?» Поначалу это достигало поставленной цели, водворялся порядок. Потом, когда стали постарше, это уже не проходило, да и он прекрасно понимал, что мы всё можем понять и обычными словами. Но были моменты и другого порядка. Как-то на уроке он поставил 4 за урок Канюке Валерию, тот посмел с Погребным не согласиться. До этого такого у нас не бывало. Пётр Яковлевич спорить или что-то объяснять не стал, а начал дополнительно проверять знания. Гонял по всей хронологии, Валерий ни разу не ошибся. Финал был отменный: Погребной притянул его к себе, расцеловал, поставил пятёрку. И так бывало в практике преподавания Погребного П.Я. На 50-летии училища мы с Валерием подошли к Погребному, поздоровались, но…он нас не узнал.

В 2009 году уже было 50 лет, как мы окончили училище. Многое в памяти стёрлось. Вокруг нас в училище было ещё много людей, которые нас чему-то научили, хороших людей. Я уже не помню их фамилий, но хорошо помню, чем они с нами занимались.
Это учителя ботаники и биологии, учителя автодела, учительница танцев, руководители в столярной и переплётной мастерских, преподаватели физкультуры и тренеры в спортивных секциях. Не все стали военачальниками, но память об училище сохранилась, я думаю, у всех.

Лев Лейкин, выпускник 1959года.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *