Генерал-майор Степанов Виталий Павлович

Родился 03 февраля 1948 года в городе Мичуринск Тамбовской области.

В 1966 году закончил среднюю школу номер 16 города Мичуринск. В этом же году поступил в Харьковское гвардейское высшее танковое командное училище, которое закончил с отличием в 1970 году.

С 1970 по 1977 годы служил в офицерском звании и в должностях командира взвода, танковой роты, батальона, заместителя командира МСП в 120 гв. МСД БВО.

В 1977 году поступил и в 1980 году окончил с отличием военную академию бронетанковых войск им. Р.Я. Малиновского в городе Москва.

По окончанию академии БТВ служил в БВО командиром 261 ТП, начальником штаба 37 гв. ТД в городе Полоцк, командиром 8 ТД в городе Марьина Горка БВО.

В 1988 году был назначен командиром 20 ТД СГВ. В этом же году присвоено звания генерал-майора.

С 1989 года по январь 2002 года начальник Минского Суворовского военного училища.

В январе 2002 года уволен в запас по состоянию здоровья.

Интервью с генерал-майором В.П. Степановым (2013 год)

Генерал-майор Виталий Павлович Степанов возглавлял Минское суворовское военное училище с 1989 г. по 2002 г.

— Виталий Павлович, откуда Вы родом и были ли у Вас в роду военные?
— В роду военных не было, кроме того, что отец воевал. Ушел на финскую войну, Великую Отечественную войну и вернулся с большим количеством орденов, медалей. Часть медалей мы до сих пор храним. У нас в семье до сих пор хранится его медаль «За отвагу».
Родился я 3 февраля 1948 года в семье простых рабочих в городе Мичуринске Тамбовской области.

— Скажите, пожалуйста, не было ли у Вас желания в школьные годы поступить в суворовское военное училище?
— В суворовское училище – не было. Я даже об таком училище и не знал, если честно говорить. А вот то, что в военное училище – это точно, такое желание было в школьные годы. Так как я занимался, кроме средней школы, в детской юношеской спортивной школе города Мичуринска и был кандидатом в мастера спорта, то у меня такое желание было всегда.

— Как сложилась бы Ваша судьба, если бы Вы не пошли в военное училище?
— Это вопрос интересный! Я учился в такой общеобразовательной школе, где было производственное обучение от военного завода в городе Мичуринске. «Почтовый ящик» — так назывался. И там у нас была специальность – токарь-универсал. Вот я и закончил. Получив документы токаря-универсала третьего разряда и до окончания школы даже никакой конкретной мысли не было про поступление в военное училище, а тем более про суворовское.

— Какое военное училище (военную академию) Вы закончили и с какими успехами?
— В 1965-ом году поступил в Харьковское высшее танковое командное училище имени Верховного Совета Украинской ССР и закончил его в 70-ом году с отличием. Мне учеба была по-нутру, сказывалась моя подготовка спортивная и т.д.

— До прихода на должность Начальника Минского СВУ Вам приходилось служить на командных должностях и если да, то на каких?
— Я закончил это Харьковское танковое командное училище и имел право выбора места службы и выбрал 120-ю Минскую гвардейскую мотострелковую дивизию в Уручье. Приехав туда, я прошел должности командира танкового взвода, танковой роты, танкового батальона в мотострелковом 334-ом полку, зам командира 339 мотострелкового полка был. Потом со 120-й дивизии я поступил в академию им. Малиновского в городе Москве, которую закончил тоже, в 1980-ом году олимпийском, с отличием и вернулся опять в Белорусский военный округ по персональному запросу Командующего войсками Белорусского округа Ивана Моисеевича Третьяка. Дальше был командиром танкового полка 37-ой гвардейской танковой дивизии в городе Полоцке. 4 года был командиром полка, затем был назначен начальником штаба этой же дивизии 37-ой танковой в Полоцке. Два года — начальником штаба дивизии. Затем был назначен командиром 8-ой гвардейской танковой дивизии в Марьиной Горке, которой тоже откомандовал 2 года и был направлен в Северную Группу войск командиром 20-ой танковой дивизии, которая входила одна из страны СССР в Варшавский договор (объединенные силы Варшавского договора). Откомандовал этой дивизией, немножко потерял здоровье. Был прооперирован в госпитале Бурденко, после чего был направлен на нестроевую службу Начальником Минского суворовского училища, которым и прокомандовал 13 лет.

— Возглавлять Минское суворовское военное училище легче, чем командовать воинским соединением?
— Этот вопрос очень такой непростой. С одной стороны вроде бы как командовать развернутыми танковыми частями и соединениями и сложно, а с другой стороны и проще. Потому что там взрослый сформированный народ, а в суворовском училище мне на первый взгляд казалось, что тут что? – дети, детская какая-то игра. Но на самом деле, когда глянешь в эти мальчишки прозрачные глаза, которые полны надежд, оказалось достаточно сложно. Мной была сформирована, так называемая, прерогатива на суворовском училище, т.е. вот группа круглых сирот, которых я лично курировал в суворовском училище и знал по именам всех и в лицо всех детей – сирот. Это особая группа. Группа детей с неполных семей. Детей с семей военнослужащих или силовых структур, погибших при исполнении служебных обязанностей. Это тоже была вторая моя группа, которую я лично курировал. Могу приводить много примеров. Такие, как братья Моисеевы. С которыми я до сих пор поддерживаю очень хорошие тесные связи. Так что на Минском суворовском военном училище, на первый взгляд, как бы вроде как легче. И 13 лет ходить ежегодно, ходить по 2 раза на парады, во главе училища, во главе Знамени, а впереди идет рота барабанщиков и, если будешь выглядеть недостойно, то они же будут над тобой шутить, суворовцы. Что и было. Или вот идешь от трибуны после прохождения очередного, идешь от министра туда, подходишь, а они и говорят: «А наш-то генерал лучше всех прошел»!

— При Вас Минское СВУ два раза меняло сроки обучения суворовцев. Сначала с двухлетнего на трехлетнее, а затем перешло на шестилетний срок обучения. Как Вы считаете, какой срок обучения самый оптимальный для обучения?
— Вот почему несколько раз менялся срок обучения, да потому, что по моей инициативе все происходило. По сути то суворовские училища в 43-ем году образовывались для того чтобы помочь родителям, детям, чьи родители стали инвалидами или погибли в Великой Отечественной войне. И вот мне хотелось понять в каком оптимальном возрасте и какой срок для этих людей нужен, что бы они сформировались настоящими личностями. Поэтому за мое руководство училищем несколько раз переориентировались не только возрастные цензы, но и предметы. Это по моей инициативе был построен зал танцев с прекрасным паркетным полом, шикарными зеркалами и введены танцы как эстрадные, так и бальные. Каждый суворовец должен был научиться танцевать вальсы, брейки, там, и современные танцы. А концерты, которые они давали! Это же заглядение! По два часа идет концерт, который делался силами суворовского училища. А на экзаменах, на которых я очень часто присутствовал лично или возглавлял подкомиссии, особенно по истории мне нравилось, где очень сложные вопросы парни в таком возрасте отвечали зрело и со зрелым сознанием пониманием дела.

— Так все таки, какой срок обучения лучший?
— На мой взгляд, самый лучший срок это 3 года. Потому что уже поступают более сформированные ребята, с пониманием дела, а не то что, как я говорил родителям «Они стали для Вас тяжелыми, Вы захотели от них избавиться?», а это уже поступают юноши с формировавшимся мировоззрением по собственной инициативе. И с пониманием дела, что они свою жизнь посвящают силовым структурам.

— А вот с этими малышами, которые приходили, сложнее было?
— Не то слово! С ними так, чуть-чуть повысишь голос — слезы. Чуть-чуть не так, офицер-воспитатель поведет или взвод идет, а я там стою где-нибудь или наказал за что-нибудь, за неправильное поведение — слезы опять. С малышами, со слезами это очень тяжело. И когда мои дети что-нибудь делали, я переносил тяжело, не говоря про суворовцев. Дочка помнит, как я говорил – «У меня 600 сыновей и две дочки». Одна из которых явно желала в суворовское и задавала один вопрос: «Папа, а почему нет взвода, хотя бы, девчонок»? Это Виктория.

— При Вас в училище активными темпами велось строительство. Вы были инициатором или продолжали начатое другими?
— В основном я, конечно, продолжал начатое другими, в основном. Но много, много построил сам. Реконструировал строевой плац, построил пристройку нового учебного корпуса, построил 14 или 15, сейчас уже затрудняюсь сказать, компьютерных классов. Оборудовал несколько классов иностранных языков. Ввел такое понятие, как сдача экзамена на получение удостоверения военного переводчика. Тех, кто ходили дополнительно занимались, хотели получить это удостоверение – они все получали. Это, конечно, была нагрузка на преподавательский состав больше, но и они с удовольствием это все делали.

— При Вас в мае 1988 года был создан Минский суворовский клуб, имевший целью объединить выпускников Минского СВУ. Вы помните как все начиналось?
— Все начиналось весьма риторически. Напротив суворовского училища, знаете, оперный театр. При этом оперном театре раньше была балетная школа и начальник этой балетной школы, я не помню уже ее имени и отчества, она пришла как-то ко мне с инициативой. Товарищ генерал, давайте будем совместно проводить урокитанцев. Нашим девчонкам будет интересно танцевать с парнями, а вашим парням с девчонками. Потом, значит, глядя на этот оперный театр, я начал замечать то и дело какие-то сборища. Оказывается, там наш первый неформал Позняк Зенон проводил какие-то выступления антисуворовские и показывал, вот так рукой: «Вот видите, вот в этом здании находится центр коммунистического мировоззрения Беларуси», называя Суворова поработителем и завоевателем Беларуси. Мне так стало обидно и не понятно. Я послал туда офицера по общественным связям, тогда так называлась должность. Борисевич, такой был. Послал туда, что бы его (Зенона Позняка) пригласить для беседы со мной и объяснить этому недальновидному политику какое отношение имеет Суворов к Беларуси. Какой он может быть завоеватель? И много, много других вопросов. Он (Позняк) ушел от встречи со мной. Сказал, что «я с этим коммунистическим генералом встречаться не желаю и у него точно такие же мировоззренческие понятия, как и у его педагогов». И тут пошел такой наплыв, что вокруг суворовского училища начались течения по его переименованию. И были там разные предложения… И имени Костюшко, и Калиновского. Ну, Калиновский, куда б там ни шло… И вот, чтобы противодействовать вот этой попытке переименовать или вообще его ликвидировать, закрыть… Были такие предложение вообще его закрыть. «Оно не нужно в Беларуси». Но это в том государстве, где каждый третий погиб в годы Великой Отечественной войны — не нужно суворовское училище? И был сформирован суворовский, потом он стал называться суворовско-нахимовский клуб, для того чтобы защищать вот эти позиции по попытке его (училище) расформировать или переименовать. И он (Белорусский союз суворовцев и кадет) довольно успешно, до сих пор существует.

Полный текст интервью с генерал-майором Степановым Виталием Павловичем еще предстоит опубликовать после расшифровки аудиозаписей разговора.

3.02.2013 г.

Генерал-майор Степанов Виталий Павлович: 1 комментарий

  • 21.08.2019 в 22:36
    Permalink

    Давно искала подобное, спасибо очень интересно!

    Ответ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

12 + четыре =