В детстве дочка мечтала стать… суворовцем

Ее отец Герой Советского Союза генерал-майор Петр Родионович Саенко с 1956 по 1969 год был начальником Минского суворовского военного училища.

Представляем интересную статью от «Минск-Новости» с рассказом Ларисы Петровны Саенко, дочери Героя Советского Союза Петра Саенко.

Герой Советского Союза Петр Саенко

Столичная журналистка Лариса Саенко немало повидала на своем репортерском веку. Работала корреспондентом в известных информационных агентствах России, Индии, США. Один из поворотов судьбы привел ее в Танзанию, где трудилась волонтером и преподавала ребятишкам из трущоб английский. В этом году в школу, где она работала в Африке, провели водопровод. Лариса Петровна, конечно, успешный человек, но спонсорство проекта «Чистая вода» считает одним из своих главных достижений.

А в раннем детстве она мечтала стать… суворовцем, и причиной тому были обстоятельства непреодолимой силы. Когда девочке исполнилось 5 лет, ей объяснили, что эту мечту осуществить невозможно. Страшно расстроилась.

И трех дочек командир…

Ее отец Герой Советского Союза генерал-майор Петр Родионович Саенко с 1956 по 1969 год был начальником Минского суворовского военного училища.

— А дома отца ожидали с работы три дочки — Оля, Алина и я, — рассказывает Лариса Петровна. — «Дети разных народов» — так мы в шутку называли себя. Первая супруга отца умерла, и от того брака у него осталась маленькая Оля, старшая, Нелли, жила отдельно. Когда папа женился на моей маме, у нее уже была Алина. А я стала их общим ребенком. Жили дружно, весело, и это во многом благодаря папе — большому либералу. Его легче было рассмешить, чем разозлить. Подшучивал, подначивал. Однажды у нас гостила моя двоюродная сестра, и она все удивлялась: «Если он такой добрый и веселый, то как стал генералом?»

Отец Ларисы Петровны в юности не собирался становиться военным: после окончания школы отучился в Кемерово в педагогическом техникуме. Но был призван на военную службу. Начался его долгий путь по войнам большим и малым. Участвовал в вооруженном конфликте на реке Халхин-Гол, в финской военной кампании, Великой Отечественной, корейской войнах

— Папа был весь израненный, хотя не жаловался никогда. Наверное, самое страшное ранение он получил на Халхин-Голе. Там в рукопашном бою на него выскочил японец и, как в былые самурайские времена, копьем пробил ему переносицу. Только на третьи сутки отца нашла похоронная команда. В полевом госпитале молоденькая врач-хирург буквально по медицинскому учебнику сделала ему операцию — поставила металлическую пластину. Она стояла всю жизнь, и даже шрама почти не было видно. Позже, когда отца обследовали в кремлевской больнице, врачи сказали, что ничего менять не надо, операция сделана чудесно.

На поле пушки грохотали

У Петра Родионовича было три брата, они тоже защищали Родину. Двое погибли. Семейное предание: младшего, Георгия, уже после Победы на два часа отпустили из военкомата, чтобы женился. Он расписался в загсе, а свадьбу гуляли без него — ушел бить японцев и не вернулся…

Отец Ларисы Петровны на фронтах Великой Отечественной с июля 1941 года. Воевал умело и отважно. В архивах сохранились наградные листы на его имя. Вот текст только одного из этих документов:

«Утром 9 августа 1944 года противник силой танковой дивизии СС «Великая Германия» и нескольких пехотных частей при поддержке авиации предпринял контрнаступление с целью перерезать магистраль Мариамполь — Волковышки (Вилкавишкис) и ударом на Аугала отрезать наши части, находящиеся северо-западнее и западнее города Волковышки. В это время полк под командованием П. Р. Саенко занимал рубеж на южной и юго-западной окраине Волковышки. Немецкие танки сначала мелкими группами до 20 штук, а затем колонной 100–120 машин в сопровождении пехоты и артиллерии атаковали боевые позиции артиллеристов, тем не менее полк не дрогнул, ни один орудийный расчет не сдвинулся со своего места, и, подпуская танки на несколько десятков метров, расстреливали их в упор. Однако противнику удалось потеснить соседние части и окружить артиллерийский полк. В создавшихся условиях П. Р. Саенко организовал круговую оборону. Полк не отступил ни на шаг от своих боевых порядков. Кровопролитное сражение продолжалось 18 часов, из 15 орудий исправными остались только два, несколько расчетов погибли смертью храбрых… Нередко бой переходил в рукопашные схватки. Командный пункт и штаб полка были окружены вражескими автоматчиками в одном из городских зданий. Петр Родионович организовал круговую оборону штаба из остатков пехотных подразделений и управления полка, чем обеспечил сохранение штаба, знамени и непрерывность в управлении боем. При этом было уничтожено до 50 гитлеровцев, бронетранспортер, мотоцикл, освобождено восемь пленных красноармейцев.

После того, как вся материальная часть полка вышла из строя и боеприпасы были на исходе, подполковник Саенко с разрешения командования умело организовал прорыв обороны противника и вывел личный состав полка со знаменем из окружения.

В этом многочасовом бою артиллеристы показали образцы мужества, стойкости и военного мастерства, а их командир — образец руководства и управления полком в труднейших условиях, личную отвагу, мужество и героизм. В течение боя он ни на минуту не терял управления полком и, даже будучи тяжело раненным, продолжал выполнять боевую задачу. В результате действий полка противнику были нанесены большие потери: разбито 27 танков, девять бронетранспортеров, истреблено до 500 гитлеровцев. Контрнаступление врага было сорвано».

— Отец говорил мне, что истребители танков — это всегда передний край и огонь прямой наводкой, — вспоминает Лариса Петровна. — Однажды в конце войны он встретился со своим товарищем из дальнобойной артиллерии. Офицер посетовал: война заканчивается, а у него ни одной награды, попросился в истребители. «У нас или грудь в крестах, или голова в кустах», — предупредил отец… Его товарищ геройски погиб в первом же бою. Отец представил его к заслуженной награде посмертно.

Принцип воли

В первом браке у отца родился сын. В подростковом возрасте он погиб, когда попытался спасти тонувшего друга. Петр Родионович всю жизнь корил себя за то, что не отдал Игоря в суворовцы, как тот просил. Сам он более чем навоевался и не желал парню такой многотрудной доли. Мечтал, что сын станет конструктором летательных аппаратов…

В детстве Ларисе Петровне довелось присутствовать на парадах в дни государственных праздников. Она с гордостью смотрела на отца, чеканившего шаг во главе парадной «коробки» суворовцев. По итогам парада военное руководство всегда выставляло училищу оценку «отлично».

— Папа, конечно, испытывал к своим подопечным чувства, которые были сродни отцовским, — отмечает Лариса Петровна. — И знаете, что он придумал? Рядом с суворовским находилось училище хореографическое. Папа договорился, что девочки будут заниматься с ребятами танцами. Он считал, что для офицера это так же важно, как строевая подготовка.

И еще Лариса Петровна помнит, как иногда отец в выходной день отправлялся с дочерьми на прогулку. Шли в сквер возле оперного театра, где любили прогуливаться суворовцы вместе с юными балеринами. У одного воротничок расстегнут, у другого фуражка набекрень… Ох и доставалось же «разгильдяям»!

Когда потом возвращались домой, Петр Родионович добродушно улыбался и спрашивал у дочек, не слишком ли был строг.

— У отца был принцип, которому он всегда следовал и который старался передать и нам, дочерям, и суворовцам, — продолжает Лариса Петровна. — А принцип такой: «Есть воля — есть человек, нет воли — нет человека».

Внук Ваня

Ларисе Саенко было 19 лет, когда отца не стало. Он остается главным человеком в ее жизни. К сожалению, сегодня ей нередко приходится слышать высказывания людей, которые пытаются исказить историю, не отдают должного поколению, к которому принадлежал отец. Это огорчает, и она всегда готова спорить, защищать истину.

Петр Родионович хотел, чтобы его фамилия продолжилась. Правнук Ваня Саенко сейчас живет в Америке. Лариса Петровна позаботится о том, чтобы он помнил о своем дедушке-герое. Ее радует, что на фотоснимках Петр Родионович и Ваня очень похожи.

Память

Петр Родионович часто ездил на встречи с однополчанами в литовский город Волковышки, в котором его полк когда-то стойко держал оборону. Дочку Ларису с малых лет брал с собой. Когда генерал умер, она одна встречалась с боевыми товарищами отца. Однажды организовала для них визит в нашу столицу. Полк принимал участие в освобождении Минска, и артиллеристы узнали места, где под Тростенцом и Лошицей располагались их позиции.

На сборы однополчан приезжали дети их погибших товарищей.

— Одной женщине отец, уходя на фронт, подарил свою расческу, — рассказывает Лариса Петровна. — Вот с этой расческой, самой дорогой для нее реликвией, она и приехала.

У каждого своя память…