Лейтенант Тышкевич Игорь Владимирович

(1964 –1985)

Командир мотострелкового взвода 9-й мср 3-го мсб 682-го мсп 108-й мсд.

Родился 31 июля 1964 года в городе Береза Брестской области. Белорус.

В 1979 году окончил 8 классов средней школы №1 в городе Береза.

В 1981 году закончил 6 роту Минского суворовского военного училища.

В июле 1985 года с отличием окончил Орджоникидзевское высшее общевойсковое командное училище.

В Вооруженных силах СССР с 05.08.1981 года.

Проходил службу в Туркестанском военном округе в войсковой части 35668.

12 октября 1985 года направлен в Афганистан командиром мотострелкового взвода в 682-й мотострелковый полк, что в населенном пункте Руха (в Пандшерском ущелье).

26 декабря 1985 года пункт постоянной дислокации части был обстрелян душманами из стрелкового оружия и миномета. Быстро и правильно оценив обстановку, лейтенант И.В. Тышкевич вместе с бойцами своего взвода занял выгодную позицию и открыл ответный огонь по противнику. В ходе боя И.В. Тышкевич подавил две огневые точки противника, но при смене огневой позиции был тяжело ранен осколками разорвавшейся мины, получил осколочные ранения лица, обеих рук и груди. Умер на руках у товарищей.

Командир Игоря и замполит войсковой части сообщили родителям: «Это случилось около 14 часов 26 декабря 1985 года. Мятежники открыли сильный огонь из минометов и стрелкового оружия по пункту постоянной дислокации части. Лейтенант Тышкевич, быстро и грамотно оценив обстановку, занял с подразделением удобную позицию и открыл ответный огонь по противнику. В ходе боя были ранены его сослуживцы. Рискуя жизнью, под сильным минометным огнем Игорь бросился оказывать помощь товарищам и был смертельно ранен одной из разорвавшихся мин…».

Есть информация, что погиб в результате неосторожного обращения с миной на территории части в кишлаке Руха в ущелье Панджшер провинции Парван. Эту же информацию подтверждает сайт  Ordgvoku.ru — лейтенант Тышкевич Игорь Владимирович погиб в результате неосторожного обращения с боеприпасами 26.12.1985.

За мужество и отвагу, проявленные в боях, награжден орденом «Красной Звезды» (посмертно).

Похоронен в городе Береза Брестской области.

В городе Береза его именем названа улица и школа, в которой он учился.

Его имя навечно занесено в списки личного состава одной из суворовских рот Минского СВУ.

Из письма офицеров Минского СВУ родителям Игоря Тышкевича

В таком огромном горе никто уже не в силах помочь родителям, но пусть наше письмо станет Вам хоть маленькой поддержкой, потому что Ваш сын был и нашим сыном, любимым и уважаемым нами и его товарищами. За два года учёбы в Минском суворовском военном училище Игорь оставил о себе самую светлую память. Он запомнился нам скромным, сердечным, душевным юношей, умеющим ценить доброту и чуткость. В то же время это был дисциплинированный, требовательный и добросовестный суворовец, умеющий учиться сам и помогать товарищам, видеть в них лучшее и вести за собой. Его исключительная добросовестность во всех делах, политическая грамотность, скромность убеждали нас в том, что он станет хорошим курсантом, а в будущем — настоящим офицером…

Мы знаем об обстоятельствах смерти Вашего сына.

Не упрекайте его в неосмотрительности, неосторожности, горячности.

Так и только так мог поступить он — помочь в беде товарищу. Все его письма учителям из Орджоникидзе и Кабула говорили о том, что Игорь не будет искать спокойного и уютного места, он пойдёт туда, куда позовут его Долг и Совесть.

Таков он, Ваш сын и наш воспитанник! Вам поклон от всех нас за светлую личность, мелькнувшую в жизни и оставившую свой яркий след в ней! Мы убеждены, останься он жить, он сделал бы много хорошего. Об этом и рассказываем нашим воспитанникам сегодня.

Из письма Ю.И. Макаревича, товарища Игоря Тышкевича

Писать очень тяжело, но знаю, что это нужно. Расскажу о моём друге, Тышкевиче Игоре Владимировиче. Он из тех ребят, о которых говорят, что с ним в разведку можно идти запросто. К сожалению, в последний год его жизни мы виделись очень мало, всего месяц, но этот месяц в моей жизни остался навсегда… Игорь ещё на младших курсах не только думал, но и готовился к службе в Афгане. Стал альпинистом, сделал 20 прыжков с парашютом, владел любым видом оружия, дополнительно занимался рукопашным боем. Даже в отпуске старался поменьше пить воды, говорил, мол, там бывает «запарка с водой».

И вот отпуск подошёл к концу, я уехал продолжать учёбу в военном училище, а Игорёха — в Ташкент.

Сначала поднабирался опыта в лагере, где учителями были те, кто побывал уже в Афгане.

Писал, что трудно, условия максимально приближены к боевым, мол, не хватает только разрывов боевых снарядов… Писал, что один парень из его выпуска уже погиб там и что скоро его очередь воевать. Пришёл октябрь, Игоря перебросили в Кабул, но случилась большая неприятность: когда перед отправкой в Союзе ему сделали прививку от «Боткина», то с уколом занесли инфекцию. Два месяца пролежал в госпитале, когда вылечился, должен был ехать в отпуск по состоянию здоровья. Но отказался, т. к. офицеров в части, где он служил, не хватало. На вертушке Игоря забросили в Панджшер, а там в это время было совсем тяжело. На боевые выходы Игорёху не брали пока, давали здоровья поднабраться. Нёс караульную службу, обучал солдат. Казарменный городок постоянно обстреливали «духи». И вот 23.12.85 г. батальон вернулся с боевого выхода. Из его письма я понял, что выход был нелёгким, были потери, и Игорь корил себя, что он бездействует. 26.12.85 г. Игорёха в ущелье проводил с солдатами занятия по стрельбе, время шло к обеду. Вдруг неожиданно начался обстрел этого ущелья из миномётов. Игорь укрыл взвод, но один из бойцов замешкался и был ранен. Не раздумывая, Игорь пополз оказать помощь бойцу. Когда закончил перевязку, рядом разорвалась мина, и два осколка попали Игорю в голову.

О чём ещё говорить? О том, что родители были на грани смерти, когда узнали о гибели Игорёшки, не верили и не верят в это. Что посмертно Игорь награждён орденом Красной Звезды. Прожил всего 21 год, из них 6 лет отдал армии… О том, что в его честь своего сына я назвал Игорем. Ей богу, руки опускаются…

 

Из письма Игоря Тышкевича Валентине Павловне Зуевой – учителю иностранного языка Минского СВУ

«…Мы уже писали Вам, что попали поначалу в кадетский взвод, то есть сформированный из одних суворовцев. Потом нас с Ромой перевели во взвод из гражданской молодежи из-за того, что по молодости и наивности больше всех выступали против несправедливости (которая порой была неизбежна, и это потом дошло до наших голов), и нас посчитали идейными организаторами всех беспорядков, таким образом взвод наполовину разбросали по батальону — мы были первыми ласточками. Но это было давно, на тяжелом первом курсе, характерном для всех неопределенностью и новизной военной жизни…

На четвертом курсе теперь хватаешься за каждую минуту, чтобы вспомнить свои профессиональные знания, что недодали, что сам не добрал, что забыл…

В училище основательно занялся спортом. Был включен в горно-альпинистскую группу, времени вообще не стало хватать, много занимаемся в горах. Сейчас одна мечта — совершить восхождение на Казбек, самую коварную вершину, где вечно лед и снег, и температура доходит до минус 40 С. Два восхождения туда оказались неудачными по ряду причин, то рации подвели, то метель на вершине. Последний раз опускались, как ни досадно, почти с самого верха, вершина была в нескольких сотнях метров — рукой подать, но пришлось спускаться — много было с обморожениями. За две вершины, покоренные за два года, в том числе ледники, присвоено звание «Альпинист СССР». Совершил 19 прыжков с парашютом, так что моя специализация расширилась. Теперь в любые войска можно смело идти.

Вступил кандидатом в члены КПСС. Присвоили звание сержанта. В Последнее время читаю техническую литературу… Все чаще улавливаю себя на том, что эстетический уровень совсем не юнкеров, а офицеров, наверное, зависит от условий жизни, какие уж тут благородные манеры и знания искусств, когда руки по локоть в масле и приходится в окопе часто есть из одного котелка одной ложкой.

После отпуска офицеров не хватало и меня на первый курс поставили командиром взвода, пришлось погонять их немного, вспомнил, как самого гоняли, пришлось демонстрировать всю прелесть курсантской жизни. Кто не выдерживал требований — уходил, а меня даже начальник политотдела вызвал, внушал, что я слишком жестко требую. С нас в свое время стажеры с четвертого курса еще не так спрашивали, так мы им даже благодарны остались. Правда, стажер, что у нас был, в прошлом году убит в Афганистане… А в роту, навечно занесут имя, Лейтенанта Демченко, Героя Советского Союза, погибшего в 1983 году.

На будущее у нас планы разные. Рома будет писать рапорт на Дальний Восток, а я, наверное, поеду по специальности — в горно-десантный батальон мотострелкового полка в Туркестанский военный округ в город Термез. Решил, пока молодой и без семьи, раздать долги Родине».

Из школьной анкеты Игоря Тышкевича

У школьных друзей сохранилась анкета, заполненная рукой восьмиклассника Игоря.

Ваши фамилия, имя, отчество:     «Тышкевич Игорь Владимирович».

Ваша мечта: «Стать маршалом».

Кто ваш друг: «Много».

Что делаете в свободное время: «Гуляю, читаю».

Что такое счастье: «Когда тебя любят».

Что бы вы могли пожелать: «Живи честно, как совесть говорит».

Ваши любимые фильмы: «Новобранцы идут на войну», «Четыре мушкетера», «Четверо против кардинала», «Большие гонки».

 

Девочки из его восьмого «Б» признавались потом его маме, что в тайне многие любили Игоря, некоторые своих сыновей теперь назвали его именем.

Классный руководитель вспоминает

Вспоминает его классная руководительница Нина Васильевна Тюшкевич: «… В нашей только что открывшейся второй школе Игорь учился один год, учился на четверки. Отличался старательностью, подвижностью, веселым нравом и сообразительностью, любил острое слово. Мальчишки ходили за ним ватагой.

Из 17 мальчиков 10 «Б» — 12 стали курсантами военных училищ. Помню, как-то собрались они все ко мне летом. У меня как раз в этот год уродили большущие помидоры, я их угощала. Игорь все шутил, рассказывал веселые истории из курсантской жизни. Я спросила: «Не мешает ли тебе, Игорь, твой острый язычок как курсанту военного училища. Ведь там надо больше подчиняться, а не болтать». Он говорит: «Мешает иногда. Нина Васильевна, не так давно было такое. Разболтался в строю, а капитан, что проводил занятия, говорит: «Кто разговаривает в строю? Тышкевич, кажется». «Если кажется, товарищ капитан, креститься надо» — дерзнул я. И тут же последовала команда: «Два шага вперед, два наряда вне очереди».

У хлебного магазина в августе 1985 я случайно встретила Игоря. Он очень опешил и, запыхавшись, произнес: «До свидания, Нина Васильевна, гордитесь мной, еду защищать апрельскую революцию» и побежал. Тогда я не могла предположить, что вижу его в последний раз».

В Ашхабаде на переподготовке он был только две недели вместо четырех, 13 октября пересекли границу и прилетели в Кабул. Игорь чувствовал себя плохо, но скрыл начинающуюся болезнь. Обострение болезни Боткина произошло уже в Кабуле, и лейтенанта Тышкевича И. отправили в госпиталь. После госпиталя его собирались отправить на долечивание на родину. Он написал рапорт и отказался. Просьбу удовлетворили.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 × 2 =