Генерал Некрашевич Андрей Константинович

Генерал-майор Некрашевич Андрей Константинович — Начальник главного управления боевой подготовки Вооруженных Сил.

Андрей Константинович Некрашевич родился 1 января 1968 года в деревне Подовж Житковичского района Гомельской области.

В 1985 году закончил 4 роту Минского СВУ, 29 выпуск. В 1989 году окончил с отличием Харьковское гвардейское высшее танковое командное училище. Службу проходил на должностях командира танкового взвода и танковой роты, начальника отделения хранения вооружения и техники, командира роты охраны и обслуживания.

После окончания в 2001 году командно-штабного факультета Военной академии Республики Беларусь дальнейшую службу проходил на должностях командира танкового батальона (сокращенного состава), начальника штаба базы хранения вооружения и техники, командира базы хранения вооружения и техники, командира механизированной бригады.

В 2010 году окончил факультет Генерального штаба Военной академии Республики Беларусь и проходил военную службу в должности заместителя командующего войсками Северо-западного оперативного командования.

Указом Президента Республики Беларусь 11 февраля 2016 года назначен начальником главного управления боевой подготовки Вооруженных Сил.

 

Комбриг Некрашевич

На финишную прямую учебного года 120-я гвардейская отдельная механизированная бригада вышла уверенно, без провалов. По итогам командно-штабного учения Вооруженных Сил соединение оценено на хорошо. Это – высокий результат. Начальник Генерального штаба Вооруженных Сил – первый заместитель министра обороны генерал-лейтенант Сергей Гурулев, наблюдавший за розыгрышем одного из эпизодов учения в Гродненской области, отметил: гвардейцы действовали не шаблонно, творчески подходили к решению сложных задач.

Отмечено соединение и по результатам подготовки к зиме, выполнению требований Директивы Президента №3 по энергосбережению. Этот список маленьких побед можно продолжать.

По мнению командующего войсками Северо-Западного оперативного командования генерал-майора Сергея Борисенка, главный секрет успеха соединения в том, что возглавляет его хороший командир. Гвардии полковник Андрей Константинович Некрашевич умеет сплотить коллектив, настроить подчиненных на максимальный результат.

Мальчишка из Лунной

…Андрей пулей влетел в хату. Сунул под лавку свой небольшой, но острый, как лезвие бритвы, топорик… Десятилетний мальчуган помогал отцу лесничему вырубать кустарник на посадках молодняка ели. Намахался за полдня так, что болели руки.

Но пареньку было не до отдыха. С соседом Вовкой они собрались играть в войну. На ходу жуя бутерброд, Андрей приторочил к брючному ремню самодельную кобуру, достал из шкафа свой старый школьный пиджак, увешанный дедовскими наградами.

Порфирий Мослаков был кадровым офицером-артиллеристом. Прошел всю войну. Родные рассказывают, что он мечтал о внуке, но, увы, Андрея так и не увидел. Умер за месяц до его рождения, наказав, чтобы награды передали внуку.

Ордена и медали деда Андрей носил с гордостью. Он уже тогда решил, что тоже станет офицером.

За окном мелькнула тень.

– Ну, воровка Патрикеевна, держись! – смело прокричал мальчишка и, подхватив деревянный автомат, поспешил к сараю. Их крохотная деревенька Лунная находилась в лесу, зверья вокруг водилось много. А наглые лисы таскали кур прямо средь бела дня.

Это только с виду лиса маленькая и пушистая. На самом деле цапнет так, что только держись!.. Подошву кирзового сапога запросто прокусывает. Но у мальчугана был к рыжей бестии свой «подход» – хорошая хворостина. Отведав березовой каши, воровка надолго забывала дорогу в курятник.

Андрей вбежал на скотный двор – и замер как вкопанный. Оскалив пасть, на него смотрел матерый волк. Зверь приготовился к прыжку. Помощи ждать было неоткуда… Порыв ветра колыхнул на груди медали деда. Они тихонько зазвенели – этот звук придал дополнительные силы.

– Брысь отсюда! – смело выпалил мальчишка и огрел серого прикладом деревянного автомата по мягкому месту. – Ух я тебя!..

Волк обиженно клацнул зубами, перепрыгнул ворота и скрылся в лесу.

Ближайшая от Лунной школа находилась за 12 километров, в Толочине. Андрей вставал в пять утра. По лесной дороге добирался до трассы, где пытался втиснуться в переполненный автобус ПАЗ-672 с госномером 55-55 ВТЖ. Когда тот не останавливался, другие ребята радостно подбрасывали в воздух ранцы и расходились по домам – Андрей же шел пешком.

В школу он добирался только к последнему уроку. Смахивал пот с лица – и внимательно слушал учителя. Знал, за что страдает. С кондачка экзамены в суворовское училище не сдать!.. За тягу к знаниям водитель автобуса дядя Коля, рискуя получить штраф инспектора ГАИ, нередко брал Андрея к себе в кабину.

А в 5-м классе, когда «дорос» до спортивного велосипеда, юный Некрашевич занялся велоспортом. Почему им?

– Да потому что в город и обратно можно было гонять на велике! – улыбнулся Андрей Константинович. – Даже зимой ездил, удивляя окружающих.

Сначала над ним подшучивали. Но потом острословы прикусили языки. Через два года у парня на груди красовался значок кандидата в мастера спорта. Он входил в юношескую сборную Беларуси по трековым гонкам, неоднократно побеждал на всесоюзных соревнованиях. Андрею пророчили головокружительную спортивную карьеру. Но он остался верен своей цели и в 1983 году, на отлично сдав экзамены, поступил в Минское суворовское военное училище.

Где есть танки и метро

Годы учебы в Минском СВУ пролетели быстро. Накануне распределения Андрею не спалось. Он как отличник имел право выбора военного вуза. Но в какой из них пойти учиться, суворовец не решил.

Командир взвода майор Владимир Мажуга все понял.

– Выбор, Некрашевич, всегда непрост, – философски заметил офицер. – Знаю, ни небо, ни море тебя не манят. Да и белый халат военного медика не хочешь примерить. Вот и выбирай род войск, который сочетает в себе и скорость, и огневую мощь…

«Танковые войска!» – догадался Андрей. И загадал: если на распределении предложат идти в танковое училище, то без колебаний примерит черный шлемофон.

 

Тогдашний начальник МнСВУ генерал-лейтенант Лев Зайцев внимательно просмотрел документы Некрашевича.

– Отличник! Спортсмен! Каких ребят растим! Но прежде чем будешь проситься в летчики, ответь мне на вопрос: где есть метро и танковое училище? – хитро прищурил глаз генерал.

– В Харькове, товарищ генерал-лейтенант! – отрапортовал Андрей и уже с легким сердцем подумал про себя: «Буду танкистом!»

…Танк Т-80, посвистывая самолетным двигателем ГТД-1100, казалось, дрожал от нетерпения, прежде чем рвануться с места на полигонный простор. У первокурсников Харьковского гвардейского высшего танкового командного училища была первая стрельба штатным снарядом.

– Еще раз напоминаю: кто не прижмется во время выстрела к налобнику, заработает фингал под глазом, – инструктировал курсантов майор Виктор Лебедев.

Некрашевич нырнул в люк. Боевая машина качнулась и «поплыла» по директрисе. На фоне зеленого подлеска показалось серое тело мишени. Курсант словно слился воедино с боевой машиной. Выстрел! В этот момент показалось даже, что танк остановился. Запахло сгоревшим порохом. В мишени зазияла большая пробоина.

– Есть цель! – улыбнулся Андрей. – И обошлось без фингала!

По распределению Андрей Константинович попал в отдельный танковый батальон, дислоцировавшийся в городке Майнингем, что на юге Германии. Места там красивые – вокруг лес, горы. Впрочем, любоваться пейзажами новоиспеченному командиру учебного взвода было некогда. Он месяцами пропадал на Ордруфском полигоне.

Особенность тамошнего климата была в том, что резко менялась погода. В девять часов утра светит солнце, а к десяти может разыграться такая снежная буря, что и не разберешь, где земля, а где небо.

В тот раз буря была особенно сильной. Намело столько снега, что через перевал нельзя было пробиться даже «на гусеницах». Так в одночасье недельный полевой выход превратился в двадцатиоднодневный. Сугробы были такие, что «Уралы» садились на мосты.

За водой пришлось ехать на танке. Т-80 массой 44 тонны раздвигал снежные торосы запросто. И вдруг бац! – из сугроба кто-то, как флагом, махал синей тряпкой. Оказалось, замело легковую машину. Немец вез жену из роддома и попал в непогоду. Бензин у них закончился. А мороз стоял такой, что держись!

Можно было, как того требовала инструкция, связаться с местными спасателями. Но пока они прибыли бы, прошло бы еще пару часов. Взрослым-то ничего, а вот малыш мог бы серьезно заболеть. Некрашевич принял решение взять легковушку на буксир и дотащить до населенного пункта.

Нужно отметить, что офицер сильно рисковал. Такой, пусть и благородный поступок в те времена мог стоить ему погон. Нетрудно догадаться, под какую статью «подвели» бы офицера за то, что секретный на то время советский танк вопреки всем инструкциям «катался» по немецкой деревне. Но у своих командиров он нашел понимание.

– В 1991-м я, можно сказать, последним вышел за ворота части, – с грустью в голосе произнес, вспоминая, Андрей Константинович. – Караул под моим началом доставил в Белую Церковь, что в Украине, Боевое Знамя, архив и секретные документы. В том же году вернулся домой, в Беларусь.

Командир. А значит, и хозяйственник

О периоде развала СССР  Андрей Константинович вспоминать не любит – тяжело. Слишком близко принимал он к сердцу происходившее тогда. Сколько техники пошло под резак автогена, сколько талантливых перспективных офицеров ушли «на гражданку»…

– Что греха таить… На двадцать долларов в месяц, которые получали одно время военные, семью прокормить было практически невозможно. Но на семейном совете жена Елена Яковлевна меня поняла. Армия – это мое призвание. В общем, не ушел «на гражданку», а поступил на командно-штабной факультет академии.

В стенах КШФ он учился командовать, а по выпуску пришлось решать еще и экономические, социальные проблемы. Тоже трудно было, но этот период времени Андрей Константинович вспоминает с теплотой в голосе. К концу 1990-х наметилось устойчивое движение вперед. Служба в армии снова стала престижной. Но в новых условиях и работать нужно было иначе – с хозяйственной жилкой. Мой собеседник относился именно к таким разносторонне подготовленным командирам.

В 2004 году тогда еще гвардии подполковник Некрашевич возглавлял 19-ю базу хранения вооружения и техники. Год проходил под знаком благоустройства военных городков и наведения порядка на технической территории соединений и частей. Вспоминаю, с каким огоньком рассказывал тогда Андрей Константинович об успехах коллектива, уважительно называя людей, работавших на пределе сил. Только одно перечисление выполненных в базе работ заняло в итоговой справке несколько печатных листов. А ведь за каждой той строчкой стояли не только нормочасы, но и мозоли на руках военнослужащих.

Во многом благодаря неуемной энергии командира за год на баланс местных властей передали три бывших городка (числившихся на балансе бхвт), где в свое время размещались танковый полк, склады ракетно-артиллерийского вооружения, парк инженерно-саперного батальона. В общей сложности народное хозяйство получило 41 здание. Подготовили к передаче еще три неиспользуемых парка боевых машин. Это в очередной раз позволило сократить число людей, выделяемых на охрану объектов, значительно уменьшило нагрузку на личный состав в ходе уборки территории и, что тоже немаловажно, сняло с баланса Министерства обороны несколько тысяч гектаров неиспользуемой земли, за владение которой, между прочим, тоже нужно было платить.

Еще одним пластом в перечне неотложных работ стала разборка аварийных хранилищ. Таковых было около 40. Подчеркну, что разобрать – это не разрушить. Потому что в первом варианте военное ведомство получало вторичные стройматериалы, а во втором – только обломки кирпичей и досок… Безусловно, разные и трудозатраты. К примеру, разборку только одного хранилища подрядчик оценил (по тогдашним ценам) в 15 – 20 миллионов белорусских рублей. Соответственно, за 40 объектов пришлось бы выложить почти миллиард: сумма астрономическая. В принципе можно было пойти по кратчайшему и более дешевому пути – сровнять боксы с землей, и дело с концом. Но поступить не по-хозяйски Некрашевич не мог. В результате из вторичных строительных материалов в Заслоново был построен ряд нужных объектов.

Добавлю, что Андрея Константиновича вспоминают теплым словом в том военном городке и ныне. Благодаря его настойчивости были созданы почти 90 рабочих мест. Для глубинки, где высок процент безработицы, это много.

Эффективность. Рациональность. Порядочность

Сами сухие цифры статистики, как мне показалось в нынешнем нашем разговоре, командира 120-й гвардейской отдельной механизированной бригады гвардии полковника Андрея Некрашевича не волновали. За отличными и хорошими результатами подразделений по боевой подготовке комбриг видел не просто итоговую оценку за год – еще и коррективы, которые нужно внести в методику проведения занятий в будущем.

Пять лет назад, когда командирам, образно говоря, связывал руки жесткий лимит горюче-смазочных материалов, многие говорили так: мол, дайте топливо, и будет результат! Сегодня же – ГСМ в достатке, есть прекрасные современные тренажеры, компьютерные классы, о которых даже не мечтали. Но, как ни парадоксально звучит, заниматься боевой подготовкой, по мнению многих офицеров, при этом стало сложнее. Изменились формы и методы вооруженной борьбы, а вместе с ними и требования к подготовке войск.

– Ставку делаем на эффективность боевой подготовки, – отметил комбриг. – Ни один солдат не займет место в боевой машине, пока на тренажере досконально не изучит ее устройство, особенности эксплуатации, свои действия при вооружении, правила стрельбы и меры безопасности. В последнее время сделали существенный крен в сторону повышения профессионального и методического мастерства младших офицеров, которые непосредственно обучают солдат. Командир роты уже не подмахнет не глядя план-конспект взводного, пока не убедится, что тот основательно подготовился и продумал предстоящее занятие. Отошли и от использования «армии проверяющих». Теперь мои заместители, начальники родов войск и служб бригады не только контролируют, но и сами проводят занятия на полигонах, помогают командирам подразделений лучше подать учебный материал. Ну и самое главное требование – это самостоятельность офицеров в принятии решений. Подвижки есть. Хочу отметить гвардии капитанов Дмитрия Бурдукевича и Сергея Савицкого, которые недавно были назначены на вышестоящие должности. Их с уверенностью можно назвать офицерами «новой волны», за которыми будущее Вооруженных Сил.

В этом монологе весь гвардии полковник Андрей Некрашевич. Собственное «я» он никогда не выпячивает, о своей работе судит по итогам деятельности возглавляемого им коллектива. А это, наверное, и есть самое ценное качество офицера.

Майор
Андрей СОБОЛЕВСКИЙ, «БВГ».

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × один =