Своих мы не бросаем

Выпускник Минского СВУ 1976 года (20-й выпуск) капитан 3 ранга в отставке Лесик Евгений Николаевич был участником событий 1983 года, в самый разгар «холодной войны».

Тогда советская атомная подводная лодка с самыми современными крылатыми ракетами с ядерными боеголовками попала в беду в Саргасовом море у берегов Северной Америки. Секретная американская антенна-трос намоталась на винт советской атомной субмарины. Включилась аварийная защита ядерного реактора и заглушила его. Советская лодка осталась обездвиженной без возможности маневрировать в окружении морского флота и авиации США. Причем, американцы даже открывали огонь из огнестрельного оружия. Наши тоже стреляли из АК, но по бронированному тросу в попытке освободить винт.

Морское судно Алдан

Евгений Лесик был в составе экипажа, прибывшего на помощь, советского судна «Алдан», которому удалось под носом у американцев отбуксировать аварийную подводную лодку К-324 на Кубу.

Несколько десятков лет обстоятельства инцидента, который мог привести к началу третьей (ядерной) мировой войны, были строго засекречены. Интересная фраза из фильма о тех событиях: «По непроверенным данным часть архива сгорело при пожаре, вызванном замыканием электропроводки. Среди документов был и вахтенный журнал подводной лодки К-324 за 1983 год».

Совсем недавно Евгений Лесик в беседе со своей соседкой узнал, что в составе экипажа подводной лодки, которую они спасали, был и родной брат той женщины.

Результатом воспоминаний свидетеля давних событий, выпускника Минского СВУ, стало стихотворение Евгения Лесика в соавторстве с Татьяной Ивановой.

 

Своих мы не бросаем!

«Как тесен мир!», — мы снова восклицаем,

Когда встречаем человека на пути,

С которым в прошлое мы двери открываем,

И видим снова мы себя событий посреди.

«Не может быть!» Ее глаза намокли,

«Там брат мой был. Он на другом, на корабле! Да! Да…»

Те дни, что уж, казалось, в памяти стирались,

Печать «Секретно» от огласки скрыли корабли.

Я ёжусь снова — ведь кусает ветер , и вновь клокочет где-то шторма дикий рык,

Мы не для славы жили — были мы для моря дети,

Для корабля: семья с одной судьбой — и в этом был наш шик!

…И день тот помню: северных в тех водах крайних,

Поход закончен был. Уж год как дом лишь ночью снился нам.

Послали всем мы телеграммы.

«Эй, Мурманск, жди!» — писали мы друзьям!

Вот в рубку ЗАС, заходим с командиром.

Конверт открыть осталось, пахнет сургучом,

Его мы открываем — времени кумиры…на разворот приказ … «Есть!» ….с каменным лицом.

«И 270 на румбе!» —  крикнут рулевому!

Механику командуют: «машины на форсаж!»

Ребята, мы успеем, мы успеем по-любому!

Своих мы не бросаем, мчим вперёд — приказ!

Дошли — в доспехи аквалангов облачились,

В прожекторах идём под воду — в темноту.

Поднять ребят живыми, что б там не случилось,

И отогреть их всех на корабля борту!

Их тоже ждут, тревожатся родные,

По ним соскучилась родимая земля,

от васильков до горизонта синие долины,

Где ветер волнами волнует из колос поля!

Проходит время, и про то «секретно»,

Свидетелей все меньше — мало кто живой…

Они уходят, тихо, незаметно…

Давай ка третий тост за них поднимем мы с тобой!

 

12.2023 Лесик Е., Иванова Т.

 

Фото: из архива Е.Н. Лесика

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *