Вяткин Сергей Александрович

Гвардии капитан Вяткин Сергей Александрович

(16.05.1969 – 16.04.1996)

Командир батареи 63 гвардейского танкового полка 10 танковой дивизии Московского военного округа (в/ч 26207). Выпускник Минского суворовского военного училища 1986 года (2 рота, 30 выпуск). Погиб в Шатойском районе Чечни близ селения Ярыш-Марды.

Указом Президента РФ награжден Орденом Мужества (посмертно).

Вяткин Сергей Александрович
Вяткин Сергей Александрович

Сергей родился в ГДР, г. Франкфурт, 16 мая 1969 года в семье военнослужащего. Мечтал пойти по стопам отца и после 8 класса поступил в Минское суворовское военное училище. С 1984 по 1986 год учился во 2 роте у подполковника Листопада Владимира Андреевича. Учился хорошо, особенно легко ему давались точные науки. В 1986 году мечта стать артиллеристом привела его в Хмельницкое высшее артиллерийское командное училище имени Главного маршала артиллерии Н.Д. Яковлева. Во время учебы в Хмельницке встретил свою любовь. Избранницу звали Мария. Маша и Сергей поженились. После окончания военного училища, в 1990 году, лейтенант Сергей Вяткин получает назначение в Западную Группу войск. Уже в Германии в семье Вяткиных родилась дочь. Назвали Настей. Перед выводом войск Сергей попал служить в артиллерийский дивизион 65-го танкового полка в г. Нойштрелиц.

Михаил Конопелько, с которым Сергей учился и в Минском СВУ, и в Хмельницком ВАКУ вспоминает: «Сергей Вяткин учился со мной в одном взводе в Хмельницком ВАКУ. Был небольшого роста, хорошо сложен, спортсмен. Хороший гимнаст (на брусьях и перекладине «крутил» все возможные и невозможные фигуры). Учился хорошо, обладал красивым почерком. Красиво рисовал и писал пером. Был развит музыкальный слух, играл на баяне. По жизни над ним иногда подшучивали из-за его невысокого роста и озорного характера. Он был «сова» и поздно ложился спать. Помню, как стоял я в наряде дневальным возле тумбочки в полночь, а он сидел рядом и играл на баяне «Киевский вальс». Я ему говорю: «Иди спать». А Сергей в ответ – «Не хочется». Он был блондином, а на 4-м курсе решил стать брюнетом. Окрасился. Получился какой-то смешной цвет. В общем, был обыкновенный кадет со всеми своими плюсами и недостатками.

Сразу после выпуска мы попали с ним в Германию, но в разные города. К нам в Нойштрелиц он перевелся где-то в 1993-м году, из выводимой части, в 65-й танковый полк в артдивизион. Подселили его с женой к нам в квартиру. Помню перед выводом войск мы сидели семьями и обсуждали будущую жизнь. Я предлагал Сергею перевестись на родину в Украину, а потом заняться бизнесом. С его способностями он бы точно и на этом поприще добился бы больших высот. Но Сергей шутя отвечал, что хочет стать генералом«.

Затем последовал вывод войск в Российскую Федерацию. Накануне служебной командировки в Чечню Сергей проходил службу уже в должности командира батареи 63 гвардейского танкового полка 10 танковой дивизии в г. Богучар (в/ч 26207).

В начале 1996 года вместе с другими офицерами убыл в командировку от Московского военного округа в 245-й гвардейский мотострелковый Гнезненский краснознаменный ордена Суворова полк. Исполнял обязанности начальника разведки штаба артиллерии полка.

После неудачи со взятием Грозного, руководство Министерства обороны приняло решение срочно развернуть части сокращенного состава и направить их в зону боевых действий. В число таких частей попал и 245-й мотострелковый полк, дислоцирующийся в пос. Мулино под Нижним Новгородом.

В течение января 1995 года полк развернули с увеличением списочной численности со 172 до 1700 военнослужащих за счет пополнения призывного контингента из Дальневосточного военного округа и офицеров и прапорщиков из состава армии. Было принято решение о смене офицеров в зоне ведения боевых действий через каждые 3 месяца. Так капитан С.А. Вяткин в этот полк и попал. Служил Сергей честно и добросовестно.

Начальник артиллерии 245 МСП подполковник Борис Крамченков высоко отзывался о подготовке командиров батарей, говорил, что каждый из них был на своем месте. Он вспоминал: «Командиры батарей тоже были не юношами. Это были капитаны, достаточно обученные артиллеристы. Возложенные на полк задачи – сопровождение колонн, световое обеспечение блокпостов – это для них было несложно. Командиры расчетов – в основном были настрелянные люди. В расчетах практически все были срочники. Текучки личного состава в артиллерии не было. Когда мы стояли в базовом центре в Шатое, то обстрелы и нападения на колонны были, но люди не гибли».

До 27-летия Сергею оставался ровно 1 месяц.

В тот злополучный день, 16 апреля 1996 года, капитан Сергей Вяткин исполнял обязанности артиллерийского корректировщика в колонне 245 МСП, которая двигалась на Шатой по трассе Старые Атаги — Чири-Юрт — Дуба-Юрт — Дачу-Борзой — Ярышмарды. До 27-летия Сергею оставался ровно 1 месяц. Он так хотел отметить этот день рождения в кругу семьи! Не пришлось. 16 апреля гвардии капитан Вяткин Сергей Александрович вместе со своими сослуживцами по полку принял свой последний бой.

Из Доклада Государственной думе председателя Комитета ГД по обороне Льва РОХЛИНА по факту гибели военнослужащих 245 мотострелкового полка в Чеченской Республике 16 апреля 1996 года.

…Бой разворачивался следующим образом.

В 14.20 в районе 1,5 км южнее Ярышмарды колонна попала в засаду, устроенную крупной бандой боевиков, в составе которой были иностранные наемники. В связи с тем, что командирская машина с первых минут боя была подбита, а старший колонны майор Терзовец был убит (кстати, в этот день в полк пришел приказ о присвоении майору Терзовцу очередного воинского звания подполковник, но погоны примерить он уже не успел), старшина роты связи попытался передать сообщение о нападении по переносной рации, но оно не было принято.

По докладу командира 245-го мсп подполковника Романихина, в 14.40 он услышал звуки разрывов, которые доносились из ущелья. В 14.45 он поставил задачу командиру разведывательной роты, находящейся в Аргунском ущелье на временных блокпостах, выдвинуться навстречу колонне, уточнить обстановку и при необходимости оказать помощь.

В 15.30 командир разведывательной роты доложил о том, что на южной окраине Ярышмарды рота попала под сильный огонь, есть раненый и он закрепляется на достигнутом рубеже.

В 16.00 командир полка высылает сформированную им бронегруппу во главе с командиром 2-го мсб, которому ставится задача обойти Ярышмарды, огнем танков и БМП уничтожить огневые точки противника и прорваться к колонне совместно с разведывательной ротой. Одновременно командир полка ставит задачу своему заместителю подполковнику Иванову, который находился под населенным пунктом Гойское с 1-м мсб, выслать бронегруппу со стороны 324-го мсп с той же целью.

В 16.50 командир 2-го мсб доложил, что огнем танков уничтожил два пулеметных расчета на южной окраине Ярышмарды и продвигается к колонне. В 17.30 он же доложил, что вышел к колонне. В это же время подошла бронегруппа со стороны 324-го мсп. В 18.00 сопротивление дудаевцев прекратилось.

Из воспоминаний начальника артиллерии 245 МСП подполковника Бориса Крамченкова: «Замполит артдивизиона был в той колонне, он был ранен, и рассказал, что когда выстрелы бандитов попали в машину старшего колонны, он, майор Терзовец, погиб сразу же, умер от ран артиллерийский корректировщик, капитан Вяткин, снайпер попал прямо в глаз авиационному корректировщику. Машина связи оказалась разбита в первые же секунды нападения. Колонна стала глухая, слепая, без авиации, и разведки».

После нападения отряда Хаттаба на колонну 245-го гв. мотострелкового полка в районе села Ярышмарды было проведено парламентское и официальное расследование происшедшего.

Было выявлено, что в рассматриваемом случае имели место ряд грубых профессиональных ошибок как непосредственно в 245-м мсп и соседнем 324-м мсп, так и в руководстве Оперативной группы Министерства обороны.

При подготовке к отправке колонны 245-го мсп из пункта дислокации близ Шатоя в Ханкалу, планируемой на 15 апреля, за материальными средствами Командование и штаб Оперативной группы (Командующий — генерал-майор Кондратьев) допустили серьезные нарушения в установленном порядке предотвращения нападения бандформирований на войсковые колонны.

Командующий лично планированием и подготовкой проводки колонн не занимался, возложив эти вопросы на Начальника штаба Оперативной группы.

Штабом при подготовке проводки колонны не были уточнены задание командирам частей, в зоне ответственности которых определены маршруты движения колонн, не организовано взаимодействие сил и средств в базовых центрах с проигрышем эпизодов по отражению нападения на колонну. Не было отдано письменного распоряжения командиру 324 мсп об обеспечении проводок колонны. Штаб не потребовал доклада о готовности маршрута от командиров 245 и 324 мсп. Был нарушен приказ о необходимости наличия в колоннах двух командно-штабных машин для организации надежной связи. Не было выделено авиационное обеспечение, хотя колонна не выпускалась из Ханкалы до 12.00 16 апреля из-за плохих погодных условий.
Внезапное нападение боевиков на колонну стало возможным вследствие необученности, халатности и потери бдительности командования и личного состава 324-го и 245-го мсп, длительное время находящихся в районе, подписавшем мирные соглашения. Большинство постоянных блок-постов в зоне ответственности полков были сняты. «Огневая обработка» наиболее опасных участков местности не велась.

Командир 245-го мсп при наличии прямой связи взаимодействие с командиром 324-го мсп не организовал. Не было отработано решение командира 324-го мсп на проводку колонны в своей зоне ответственности, где произошло уничтожение колонны. Разведка маршрута движения не проведена, временные блокпосты на опасных участках не выставлены, что позволило боевикам заблаговременно подготовить в инженерном отношении и тщательно замаскировать огневые позиции на выгодных для засады участках местности.

Проверка состояния дел в базовых центрах показала, что в 324-м мсп имеются серьезные недостатки в служебно-боевой деятельности. Информация о прохождении колонны с блокпоста на командный пункт полка не была доведена, бронегруппа, отправленная начальником штаба полка для оказания помощи колонне, была возвращена командиром полка. О снятии блокпостов в зоне ответственности полка начальник штаба вообще не доложил командиру полка.

В свою очередь, командир 245-го мсп, отправляя колонну, назначил старшим ее заместителя командира полка по вооружению — лицо, не компетентное в вопросах ведения общевойскового боя. Из общевойсковых командиров в составе охранения колонны самым высоким должностным лицом был командир взвода.

В ходе проводки колонны не велась разведка местности с использованием пеших боевых дозоров, даже в наиболее опасных местах. Не осуществлялось и выставление на наиболее опасных участках боковых сторожевых застав, а также занятие выгодных высот на маршруте движения. В полку не были созданы резервы сил и средств для оказания немедленной помощи колонне. А отсутствие резерва связи не позволило немедленно передать сигнал о нападении.

Военной прокуратурой — войсковая часть 44662 (г. Грозный) 17 апреля 1996 года было возбуждено уголовное дело об уничтожении войсковой колонны 245-го мотострелкового полка в Аргунском ущелье вблизи населенного пункта Ярышмарды. Впоследствии оно соединено с делом, возбужденным Кавказской межрегиональной прокуратурой и принято к производству этой прокуратурой.

Обстоятельства дела таковы.

Колонна полка в количестве 199 человек личного состава и 39 единиц транспортной и боевой техники 16 апреля 1996 года доставляла материально-технические средства с военной базы «Ханкала» г. Грозного в пункт временной дислокации полка — н.п. Шатой.

При прохождении Аргунского ущелья колонна попала в заблаговременно подготовленную незаконными вооруженными формированиями засаду. Подорванные на дороге заряды фугасного типа вывели из строя бронетехнику, блокировавшую движение колонны, которая подверглась обстрелу из стрелкового оружия, гранатометов и реактивными снарядами.

Личный состав колонны занял оборонительную позицию и в течение двух часов вел бой. Потери составили: погибших — 83 человека, раненых — 63. Уничтожены 29 единиц техники и практически все перевозимые материальные средства.

Установить, а тем более задержать нападавших, не представилось возможным. Ни одно из незаконных вооруженных формирований ответственность за нападение на себя не взяло.

Как установлено следствием, огонь велся с обоих склонов ущелья, приблизительно с 20 заранее подготовленных позиций, тщательно замаскированных и находящихся от дороги на расстоянии от 50 до 150 метров, на высотах от 20 до 100 метров.

В первые минуты обстрела погиб старший колонны, командно-штабная машина была выведена из строя, связи не было, помощь долго не шла. С 14.20 до 18.00 длился неравный бой. Капитан С. Вяткин был тяжело ранен в брюшную полость, как установили позже, от попадания выстрела РПГ — от осколка брони БМП диаметром 3 на 7 см. Был эвакуирован после боя в расположение соседнего 324-го мсп и там умер в медроте.

Он не стал генералом. Он с честью прошел все ступеньки служебной лестницы от суворовца до капитана, честно выполнил свой служебный долг и до последнего вздоха оставался верен Присяге. Сергею не было еще и двадцати семи…

Указом Президента РФ от 29 января 1997г. № 64, награда № 28250, гвардии капитан Вяткин Сергей Александрович награжден Орденом Мужества (посмертно).