Мифы и вымыслы авторов «Неизвестной истории Беларуси»

27 июля 1990 года Верховный Совет БССР принял Декларацию о государственном суверенитете Беларуси. Перед молодым государством остро встал вопрос цивилизационного выбора и определения политических союзников на международной арене. Сложность положения Республики Беларусь диктовалось её нахождением на стыке соперничающих мировых цивилизаций (восточнохристианской и западнохристианской), а также противоборствующих культур (восточноевропейской и западноевропейской). Основные потенциальные стратегические союзники Беларуси (польский и русский народы) являлись имперско-мыслящими и принадлежали к разным цивилизациям. Элиты каждого из них, решая свои геополитические проблемы, стремились в той или иной степени влиять на Республику Беларусь. В частности, элитарные круги Польши не оставляли и не оставляют попыток вовлечь Беларусь в орбиту своего влияния. В качестве основного инструмента реализации национальных интересов польского государства на современных белорусских землях используются концепции исторического развития Беларуси, которые принципиально разнятся с реальным генезисом белорусского народа.

Историческая неправда кумиров современной Беларуси

Ярким продуктом такого обмана белорусского населения выступает проект «Неизвестная история». Её творцы заполнили информационное пространство Республики Беларусь внешне привлекательными и по доступным ценам лжеисторическими и лженаучными подделками (кстати, основными спонсорами их издания до недавнего времени выступали российские фонды). Они всеми доступными и недоступными способами навязывают белорусской общественности идею о блестящей западноевропейской культуре белорусского Средневековья и благородных шляхетских элитах средневековой Беларуси, благодаря которым её население будто бы жило на «кисельных берегах молочных рек». Но зловредная Московия-Россия и свирепый Советский Союз разрушили эту белорусскую идиллию. Вернём социально-политические ценности времён Великого Княжества Литовского и Речи Посполитой, станем считать «матушку-Россию» историческим врагом белорусского народа – вот тогда белорусы заживут «долго и счастливо»!

Авторы «Неизвестной истории» идут на фальсификации исторических событий.

Для реализации своих целей авторы «Неизвестной истории» идут на любые фальсификации исторических событий. Так один из членов группы Анатолия Тараса, Вадим Деружинский в своей известной работе «Забытая Беларусь» (2011) цитирует слова из якобы книги коменданта города Витебска времён войны Великого Княжества Литовского с Московским государством итальянца Александро (Алессандро) Гваньини «Хроника Европейской Сарматии» (1578): «Страна московитов (белорусцев) – Московия, по-другому – Белая Русь. Ею правит царь Иоанн, который себя именует государём Белой Руси.Столица Белой Руси – Москва, города белорусцев – Коломна, Калуга, Рязань, Муром, Вологда и т. д.». То есть нынешнее «Золотое кольцо России» [1, с. 9].

Для того чтобы показать уровень неправды в творениях создателей «Неизвестной истории», обратимся к оригинальному источнику – польскоязычному изданию работы Александро (Алессандро) Гваньини 1768 года: «A ieſt troiaka, iedna biała, druga czarna, trzecia czerwona. Biała około Kiiowa, Mozera, Mściſławia, Witebſka, Orszey, Połozka, Smolenſka, y ziemie Siewierſkiey, ktora zdawna do Wielkiego Xięſtwa Litewſkiego przynaleźy. Czarna w ziemie Moſkiewſkiew około Bialego leziora, y tam wſzędzie ku Azyi. Cerwona przy górach , ktore Beſkiedami zowią, ktorey Krol Polſki rozkazuie, y do Korony przynaleźy…» («Существует три Руси: одна Белая, другая Чёрная, третья Красная. Белая – около Киева, Мозыря, Мстиславля, Витебска, Орши, Полоцка, Смоленска и земли Северской, которая издавна принадлежит до Великого княжества Литовского. Чёрная Русь размещается в Московской земле около Белого озера и там простирается до Азии. Красная лежит при горах, которые называются Бескидами. Ею владеет польский король, и она принадлежит Королевству…» [2, с. 323]. При необходимости можно привести слова ещё целого ряда государственных деятелей ВКЛ и Речи Посполитой того времени, а также исторические факты, которые напрочь опровергают лживое лицемерие, пронизывающее всё детище Вадима Деружинского. Один из его подразделов называется «Задыхаясь от мифов». Давая общую оценку не только обсуждаемой книге, но и всему творчеству «великого историка», можно сказать: «Задыхаясь от лжи и обмана».

Возьмём, к примеру, ещё одну работу Вадима Деружинского под «скромным» названием «Как мы собирали Беларусь» (2012), в которой массово присутствуют выводы и «доказательства», составляющие основное содержание «Забытой Беларуси».

Вот некоторые его историко-политические высказывания:

«Ситуация, когда с весны 1921 года в составе Польши официально оказалась Западная Беларусь, была… нашим тогда национальным спасением… Да и воевали в 1918 году с армией Троцкого за Смоленск, Витебск и Минск – вовсе не поляки, а только белорусы, регулярная армия БНР, а не Польши…». БНР была создана «…вовсе не при немецкой оккупации, а до нее – когда белорусы узнали, что по предложению Ленина в рамках «Брестского мира» Россия собирается расчленить земли белорусов и разделить их между Германией, Украиной и Россией… Войска РСФСР напали на Беларусь уже после окончания Первой мировой войны, когда границы БНР были официально признаны в рамках пакета документов Версальского договора… Армия БНР, следуя белорусской присяге, героически сопротивлялась ордам Троцкого… К осени 1918 года (возможно еще летом)… Ленин с Троцким разрабатывают план внезапного нападения на БНР…» [3, с. 12].

Западная Беларусь – резервация белорусов

В преднамеренном обмане о Западной Беларуси нет ни грамма правды.

В этих словах Вадима Деружинского нет ни грамма правды. А преднамеренный обман о Западной Беларуси является не таким безобидным для государственного строительства Республики Беларусь, как он часто воспринимается среди белорусской интеллигенции и студенчества. На его основе и на рассказах некой «бабушки Марьи» о том, как она кушала у польского пана булочки с маком, в определённой степени формируется общественное мнение в Беларуси. В свою очередь оно оказывает существенное влияние на выработку государственной политики страны. Поэтому установление объективной правды о положении белорусского народа в составе Польши политически востребовано в современных условиях. В качестве ответа на общественный интерес в данном вопросе проведём краткий анализ политических процессов на территории Западной Беларуси.

Если сравнивать внешнюю сторону уровня жизни белорусов в Западной Беларуси и БССР в 1921–1939 годах, то, на первый взгляд, в Польше белорусскому населению было комфортнее и свободнее. В первую очередь это относилось к более организованному быту и насыщению рынка потребительскими товарами. Статья 109 Конституции II Речи Посполитой, принятая 17 марта 1921 года, гарантировала национальным меньшинствам охрану их народности, языка и культуры. Статьи 110, 111 и 114 польской Конституции предоставляли свободы и широкие права нацменьшинствам в вопросах вероисповедания, невмешательство государства в их внутренние дела.

Статьи польской Конституции по защите прав белорусов, украинцев и других непольских народов II Речи Посполитой основывались на международных документах, подписанных Польшей. Особое значение для системы безопасности в Восточной Европе играл Малый Версальский договор. Он был подписан Англией, США, Францией, Италией и Японией, с одной стороны, и Польшей – с другой стороны, 28 июня 1919 года. В 12 статьях были определены международные гарантии представителям национальных меньшинств польского государства независимо от национальности, места рождения, религии, языка и расы. Такие же обязательства по отношению «малых» народов брала на себя Польша и в протоколах Рижского договора (1921).

Но это была самая настоящая фикция, ибо между словами, обязательствами польских политиков и реальным положением белорусского народа лежала пропасть. А в 1934 году на заседании Лиги наций польский министр иностранных дел Юзеф Бек перед всем мировым сообществом публично отказался от системы международно-правовой охраны прав национальных меньшинств. Вместо национально-культурной автономии, которая так усиленно обсуждалась Юзефом Пилсудским и лидерами БНР с 1918 по 1921 годы, польские власти предложили населению Западной Беларуси сплошную безграмотность и отсутствие малейших признаков уважения прав белорусского народа. В 1931 году 43 % белорусов старше 10 лет не умели читать и писать. В 1935 году там осталось только 16 белорусскоязычных школ, а к 1938/1939 учебному году все белорусскоязычные школы были переведены на польский язык [4, с. 136].

Фактически закрытым для белорусов было высшее образование. В 1938/1939 учебном году во всей Польше насчитывалось всего 218 студентов-белорусов. Соответственно доминирующее положение в интеллектуальной сфере на «кресах всходних» занимали поляки. К примеру, в Полесском воеводстве (без Камень-Каширского повета) в 1928 году лишь 2,5 % интеллигенции приходилось на долю белорусов (на поляков – 75 %). При этом поляки в в Полесском воеводстве составляли 8 % населения, а белорусы – 65 % [5, с. 222]. В стране отсутствовала белорусская национальная наука, широкая сеть СМИ и театров… Запреты и ограничения распространялись на православие, белорусскую культуру и на малейшие проявления белорусскости. По сути, белорусы находились во II Речи Посполитой в политической и духовной резервации.

Свои восточные территории польская элита последовательно превращала в аграрно-колониальный придаток метрополии. На белорусских землях Польши не развивались промышленность и инфраструктура, реформы сельского хозяйства (камасация, парцеляция, ликвидация права крестьян на сервитуты) были направлены против белорусского народа. Составляя 23 % территории и 11 % населения Польши, Виленское, Новогрудское и Полесское воеводства имели только 2,8 % предприятий и 1,9 % рабочих страны, которые получали заработную плату в два раза ниже, чем на коренных польских землях [6, с. 181-182].

В качестве ещё одного примера «национального спасения» белорусских земель в Западной Беларуси по Вадиму Деружинскому можно привести наглядный материал, который был опубликован 3 сентября 1924 года в газете Гродненщины «Сын Беларуса»: «У студзені 1921 года выйшаў прыказ Горадзенскага Старосты Рогалевіча аб тым, што Беларускі Нацыянальны Камітэт Горадзеншчыны зачыняецца. Пачаліся вобыскі і арышты сяброў камітэту… Праз месяц была зачынена Беларуская Грамада Моладзі. Пачалося сярод народу хваляваньне…Дэлегацыя паехала ў Сойм да Варшавы, — але-ж нічога не дабіліся… Пачаўся яшчэ горшы ўціск беларусаў. Усе беларускія арганізацыі былі закрыты, беларускія школы ў Горадзеншчыне, якіх было йшчэ каля ста, зачынены (асталіся толькі чатыры), а ў пачатку вучэбнага году 1921– 1922 на ўсю Горадзеншчыну было ўжо адна беларуская школа ў м. Горадні… У канцы 1920 г. у Горадні быў адкрыты Саюз Беларускіх Кааператываў…У красавіку 1921 г. па загаду Горадзенскага Старосты Рогалевіча ўсе 20 кааператываў былі зачынены…» [7, с. 4].

В целях колонизации и окончательной ассимиляции западнобелорусских земель польское правительство развернуло широкую кампанию по заселению Западной Беларуси («кресов всходних») осадниками – выходцами с этнических польских территорий. Преимущественно это были отставные военные: участники советско-польской войны с семьями. Осадничество было введено законом от 16 декабря 1920 года «О военном осадничестве на восточных землях». Осадники должны были стать тем основным элементом правительственной политики по проведению преобразований в Западной Беларуси, которые окончательно ликвидировали бы белорусский этнос и отличия этой территории от коренной Польши. Даже «покоритель» Виленского края генерал Люциан Желиговский и глава польского государства Юзеф Пилсудский получили земельные участки в Виленском крае. С помощью осадничества предполагалось довести количество поляков на западно-белорусских землях до 40-50 % и выше.

Сравнение прав и гарантий белорусов во II Речи Посполитой 1921–1939 годов даёт ответ на попытки считать пребывание Беларуси в составе Польши спасением белорусской нации.

Таким образом, сравнение прав и гарантий белорусов во II Речи Посполитой 1921–1939 годов, которые предоставлялись им Конституцией Польши, международными документами, и реальным положением белорусского народа даёт ответ на попытки некоторых историков и публицистов считать пребывание Беларуси в составе Польши спасением белорусской нации.

Булак Балахович и армия БНР

А сейчас об «армии БНР». Такой «армии» в природе не существовало. Во время литовско-польской войны в октябре 1920 года за Виленский край деятели белорусского национального движения, будучи слугами двух господ, способствовали созданию «Беларускага асобнага батальёна» в Литовско-Белорусской дивизии польского генерала Люциана Желиговского, а также «Беларускага Асобага Батальёна ў Літве» в соединениях Литовской Тарибы. По прихоти своих лидеров, белорусы, находясь по разные стороны баррикад, на родной земле ценой собственной крови сражались за чуждые им интересы польских и литовских националистов. Созданные в январе 1919 года в Гродно 1-й белорусский пехотный полк и кавалерийский эскадрон, подчинявшиеся литовскому генеральному штабу, в марте этого же года были разогнаны поляками.

Что касается белорусского генерала и «главнокомандующего» белорусской «армией» Булак-Балаховича, то приведём исторические факты и некоторые архивные документы, которые раскрывают его истинное лицо.

Коммунисты, белогвардейские генералы, англичане и французы, и даже генерал БНР Константин Езовитов – все руководители, под знамёнами которых служил Булак-Балахович, отмечали его патологический садизм, крайнюю жестокость по отношению не только к противникам, но и к местному населению, безнравственность и аморальность. Один из членов Северо-Западного правительства белогвардейцев, Василий Горн, в книге «Гражданская война на севере-западе России» (1923) свидетельствовал о личном участии Булак-Балаховича в казнях через повешение во время его пребывания у белых: «Казнимого онъ заставлялъ самого себе делать петлю и самому вешаться, а когда человекъ начиналъ сильно мучиться в петле… приказывалъ солдатамъ тянуть его за ноги внизъ… Все казни всегда проводились днемъ, въ первый месяцъ въ центре города, на фонаряхъ…» [8, с. 12].

Попытки правительства БНР в 1919 году привлечь отряд Булак-Балаховича на службу в качестве белорусской войсковой единицы закончились провалом: «асобны атрад БНР» влился в польскую армию. Белорусская национально-политическая конференция, проходившая 25-30 сентября 1921 года в Праге, приняла специальную резолюцию о деятельности Булак-Балаховича. В ней отмечалось, что Булак-Балахович самовольно объявил себя главнокомандующим, не пользовался никакой поддержкой белорусских национальных и политических организаций. «Белорусская Національно-Политическая конференція считаетъ Балаховича до техъ поръ пока онъ не оправдается передъ Белорусской общественностью узурпаторомъ…» [9, с. 45]. «Рада Случчыны» восставшего против Советской власти города Слуцка на своём заседании 30 января 1921 году признала Булак-Балаховича «не народным і нацыянальным павадыром», а авантюристом [10, с. 3 об.].

Необходимо также сказать о попытках создать вооружённые силы Белорусской Народной Республики под руководством Юзефа Пилсудского. По его приказу от 15 ноября 1919 года на польские деньги под наблюдением польских офицеров приступили к организации двух белорусских батальонов. В этих целях была образована даже «войсковая» комиссия [11, с. 75 ]. Но на этом всё закончилось, не успев начаться.

Вот и вся история армии БНР, которой так гордятся создатели «Неизвестной истории Беларуси».

Представители белорусской интеллигенции объявили о создании БНР через 16 дней (9 марта) после того, как немцы оккупировали Минск (21 февраля 1918 года).

Можно и дальше разбирать каждое «открытие» Вадима Деружинского, но нет необходимости «исследовать» посылы, которые полностью не соответствуют историческим реалиям. К примеру, его утверждения о создании Белорусской Народной Республики до немецкой оккупации белорусских земель даже комментировать неприлично. Общеизвестно: немцы оккупировали Минск 21 февраля 1918 года, в котором представители белорусской интеллигенции через 16 дней (9 марта) объявили о создании БНР.

Или его опус об утверждении границ Белорусской Народной Республики в Версале в 1919 году. Там была определена польская государственная граница, линия которой получила окончательное утверждение после опубликования 9 декабря 1919 года в Декларации Верховного Совета союзных и объединившихся держав решения о «временных восточных границах Польши». Здесь Вадим Деружинский умышленно подменяет польский вопрос в Версале на белорусский, ибо вопрос границ БНР победители в Первой мировой войне вообще не рассматривали.

Неподдельный интерес вызывает и «план нападении на Белорусскую Народную Республику», который якобы «разработали Ленин и Троцкий» летом 1918 года.

  • Во-первых, нападать было не на что, ибо БНР как реальное государство не существовало.
  • Во-вторых, если такой план на самом деле был, то напечатайте эту сенсацию с обязательным указанием исторического источника. В обратном случае – данное утверждение суета обманщика!

Политический неисторизм новомодных белорусских «историков

Современные белорусские «революционеры от истории», позиционирующие себя профессиональными историками, к таковым не относятся. Долгое время многие из них были специалистами в иных областях. Так Михаил Голденков писал книги по английскому языку. Вадим Деружинский, не оставляя своего профессионального увлечения английским языком, специализировался в области монстров, призраков и чудовищ. Анатолий Тарас профессионально раскрывал секреты военного искусства и деятельности спецподразделений, военной и морской техники. Но потом вдруг чудесным образом все они стали знатоками белорусской и российской истории на уровне университетских доцентов и профессоров.

На примере Вадима Деружинского рассмотрим «энциклопедические» знания творцов «Неизвестной истории Беларуси» и выходящую за рамки человеческих возможностей скорость создания ими многостраничных «научных» и развлекательных произведений за небольшой отдельно взятый период. 2008 год: «Энциклопедия аномальных явлений», «Книга вампиров», 2009 год: «Тайна белорусской истории», «Теория заговора. Самые известные мифы и мистификации», 2011 год: «Забытая Беларусь», 2012 год: «По следу призрака», 2013 год: «Отражение убийцы», «Мифы о Беларуси», 2017 год: «Правда и ложь о белорусской истории: полемика с западнорусистами», «Черная лента: детектив»…

Хаотичное нагромождение правдивых и выдуманных фактов создаёт видимость правды, а в реальности уводит читателей от объективных истин.

В этом аспекте хотелось бы обратить внимание на «трудоголизм» неофициального руководителя проекта «Неизвестная история Беларуси» Анатолия Тараса. В 2017 году им лично издано 12 книг, в том числе «Ниндзя и ниндзюцу», «Вялікі беларус Леў Сапега» и «Российский флот в Великой войне 1914 – 1918 гг.», 2018 год – 11 книг лично и 4 в соавторстве, 2019 год – 9 лично и 1 в соавторстве. Каждая из кних имеет сотни страниц текста. К примеру, труд господина Тараса «Войны московской Руси с Великим княжеством Литовским и Речью Посполитой» напечатан на 799 страницах.

Каждый, кто опубликовал хоть одну книгу, понимает, что подготовить к изданию в течение короткого срока две большие работы по разным областям знаний очень и очень трудно. А тут каждый год по несколько работ! Невольно возникает вопрос: может, им кто-то помогает писать, особенно по истории Беларуси? Стиль произведений напоминает работы западных советологических центров, которые разрушали СССР. Для тех и других характерно отношение к исторической логике как к химере. Хаотичное нагромождение правдивых и выдуманных фактов создаёт видимость правды, а в реальности уводит читателей от объективных истин. Это называется классической софистикой (подменой тезиса), которой пользуются для оправдания заведомой лжи. Именно по такому принципу – разрыв логических цепочек, резкие переходы к другой теме, перемежевание правдивых фактов манипулятивной ложью – написана библия нацизма – «Майн кампф» Адольфа Гитлера. Возьмите любую работу представителей «Неизвестной истории Беларуси», и вы найдёте десятки и сотни подтверждений их антинаучного примитивизма, который вполне вписывается в политическую цель проекта «Неизвестная история Беларуси»: быть инструментом гибридной войны против независимой Беларуси и орудием крушения её национальной безопасности.

Таковы кумиры интеллигенции и студенчества Беларуси.

Литература:

  1. Деружинский, Вадим. Забытая Беларусь. – Минск, 2011.
  2. Kronika Sarmacyi Europskiey Alexandra hrabi Gwagnina: niegdyś w Krakowie drukowana[Guagnini].-1768.
  3. Деружинский, Вадим. Как мы собирали Беларусь /Аналитическая газета «Секретные исследования». – № 23, декабрь, 2007.
  4. Западная Беларусссия: Статистический справочник. – Минск, 1939.
  5. Нарысы гісторыі Беларусі у 2 ч. Ч. 2. – Мінск, 1995.
  6. Польша-Беларусь (1921 – 1939) : сборник документов и материалов. – Минск, 2012.
  7. Сын Беларуса, № 35, 3 верасьня, 1924.
  8. Горн, Василий. Гражданская война на севере-западе России. – Гамаюн, Берлин, 1923.
  9. НАРБ, ф. 325, оп. 1, ед. хр. 125. л. 45
  10. НАРБ, ф. 325, оп. 1, ед. хр. 113, л. 3 об.
  11. НАРБ, ф. 325, оп. 1, ед. хр. 53, л. 75

Автор: Евгений Яковлевич Подлесный, полковник в отставке, кандидат политических наук, выпускник АОН–РАУ 1992 года с квалификацией «Политолог. Советник (эксперт) по социально-политическим вопросам и связям с общественно-политическими объединениями».
Минск.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

семнадцать + 12 =